Значение новых иммунологических методов в диагностике тубер-кулеза и его сочетания с некоторыми вирусными инфекциями

Россия остается в списке 22 стран с высокой заболеваемостью туберкулезом и на третьем по числу лекарственно устойчивых (ЛУ) форм. Лишь в 55% случаев лечение являлось эффективным. В Санкт-Петербурге в 30% первичных случаев диагностируется множественная лекарственная устойчивость, при этом частота монорезистентности к стрептомицину достигает 90%. Иммунный ответ на МБТ определяет развитие патологического процесса, при этом гамма-интерферон, являющийся посредником межклеточных взаимодействий, играет важную роль в развитии последнего. Целью исследования является изучение специфической реактивности лимфоцитов периферической крови у пациентов с легочными формами туберкулеза в контексте лекарственной устойчивости.

56 пациентов с первичным, активным туберкулезом легких, подтвержденным на основании клинического, рентгенологического и лабораторного обследования, получающих специфическую терапию не более 7 дней, были включены в исследование после подписания добровольного информированного согласия. У 100% наблюдались специфические изменения на рентгенограмме, у 17,3% легочный туберкулез сочетался с внелегочным. У 59,6% выделены МБТ из мокроты, из них у 51,6% имела место ЛУ к одному из препаратов, у 37% резистентность более чем к одному препарату (МЛУ). Для определения специфической иммунореактивности лимфоцитов, периферическая кровь инкубировалась с различными белками МБТ (Ag85, ESAT-6, Rv0447c, Rv2957, Rv2958c) в течение 7 дней при 37?C в 5% CO2 атмосфере. Затем концентрация гамма-интерферона в супернатанте определялась методом ИФА.

Анализ частоты МЛУ показал, что она выше в группе пациентов с одним и более фактором риска МЛУ – контакт с больным МЛУ ТБ, рецидив после успешного курса терапии, история пребывания в МЛС, ВИЧ, низкий комплайнс (42% против 25% у пациентов без факторов риска), в два раза чаще МЛУ регистрировалась у пациентов с внелегочными очагами (60% против 32%) и рецидивом (67% против 29%), при этом реже у пациентов с двусторонним процессом в легких (31% и 46%) и выявлением МБТ методом микроскопии (31% против 50%).

Продукция гамма-интерферона в ответ на стимуляцию белком Rv2957 была достоверно ниже (257,2±100 пг/мл и 61,1±19 пг/мл; p<0,05) у пациентов с БК (+), сходная тенденция наблюдалась в ответ на ESAT-6 и Rv0447c, однако статистическая достоверность была недостаточная в связи с небольшим объемом выборки. Ответ на белок ESAT-6 был достоверно ниже у пациентов с факторами риска (66,62 ±29,9 пг/мл и 14,31 ±8,1пг/мл; p<0,05). Тенденция к снижению специфической иммунореактивности ко всем тестируемым белкам наблюдалась у пациентов с ЛУ/МЛУ ТБ. Однако различия также были недостоверны в связи с малым объемом выборки.

Полученные результаты позволяют заключить, что факторы риска, ассоциированные с развитием МЛУ, также ассоциированы со снижением специфической иммунореактивности к белкам МБТ, а МЛУ имеет место на фоне сниженного специфического иммунного ответа, что позволяет сделать предположение о значимой роли иммунодефицита в развитии феномена ЛУ. Требуются дальнейшие исследования с большим объемом выборки для раскрытия механизмов развития недостаточности иммунного ответа при туберкулезе. (См. Материалы Второго конгресса Евро-Азиатского общества по инфекционным болезням: Макаренко О.А. с соавт. “Значение новых иммунологических методов в диагностике туберкулеза и его сочетания с некоторыми вирусными инфекциями”).
"Журнал инфектологии", 2012, № 3, приложение, с. 68.

Все новости

ФБУН НИИ эпидемиологии
и микробиологии имени Пастера
Отдел новых технологий