Введение

В последние годы во многих странах, независимо от уровня их экономического развития, отмечается увеличение заболеваемости и распространения туберкулеза (ТБ), который все чаще упоминается среди так называемых "возрождающихся" инфекций [10]. В Российской Федерации ситуация с ТБ также остается весьма напряженной, а в некоторых регионах страны ТБ, как непосредственная причина смертности, вышел на первые места среди других инфекционных заболеваний. По данным Росстата в 2010 году в Российской Федерации заболеваемость туберкулезом составила 76,9 на 100 тыс. населения [9].

Для предупреждения распространения ТБ большое значение имеет своевременная и достоверная диагностика этого заболевания. Основными методами диагностики и мониторинга ТБ, используемыми в настоящее время, являются клинические, микробиологические, молекулярно-генетические и лучевые исследования. Однако каждый из этих подходов имеет свои ограничения. Перспективным направлением для совершенствования методов клинической диагностики туберкулеза является идентификация биомаркеров данного заболевания. При этом особое значение имеет идентификация биомаркеров в венозной крови. Преимуществом их использования является сокращение времени для получения окончательного результата диагностики, большая безопасность для больного по сравнению с радиологическими методами, снижение инфекционной опасности для персонала, работающего с биологическим материалом (использование крови вместо мокроты).

Во фтизиатрии большое значение имеют следующие задачи, для решения которых потенциально могут быть использованы биомаркеры: ранняя диагностика факта инфицирования Mycobacterium tuberculosis (MTB), выявление больных с активной формой туберкулеза и дифференциальная диагностика активной и латентной ТБ инфекции. Анализ литературных данных позволяет предположить, что для быстрой диагностики ТБ могут иметь значение такие биомаркеры, как антигениндуцированный интерферон-гамма (IFNγAG-NIL), неоптерин и противотуберкулезные антитела.

IFNγ является цитокином, продуцируемым активированными Т-лимфоцитами. Он является одним из ключевых факторов протективного иммунитета при туберкулезной инфекции (Strieter R.M. et al., 2002). Его продукция стимулируется при взаимодействии Т-лимфоцитов с антигеном. Антиген-специфичность этой реакции используется в нескольких недавно разработанных и внедренных в практику интерфероновых тестах. Так, тест T-SPOT (Oxford Immunotec, Великобритания) основан на определении количества клеток, продуцирующих IFNγ, и тест QuantiFERON-TB Gold in-tube (Cellestis, Австралия) – на определении уровня продукции IFNγ в цельной крови. Поскольку в данных тестах уровень продукции IFNγ определяется после стимуляции клеток антигенами микобактерий, данные методы могут считаться аналогами кожных реакций замедленного типа [3]. В качестве специфических индукторов в этих тестах используют белки MTB, в частности ESAT-6 (ранний секретируемый антиген), CFP-10 (белок культурального фильтрата) и TB 7.7 (p4), которые отсутствуют у микобактерий вакцинного штамма M. bovis (BCG) и большинства нетуберкулезных микобактерий окружающей среды за исключением Mycobacterim marinum и Mycobacterim kansasii. В связи с этим, предварительная БЦЖ-вакцинация не оказывает значительного влияния на результаты интерфероновых тестов [4]. Обобщенные аналитические данные показывают, что при обследовании вакцинированных лиц интерфероновые тесты обладают высокой специфичностью, достигающей 99 %, при этом чувствительность выявления больных ТБ составляет лишь 78 % [12, 15, 1]. Другим биомаркером, который потенциально может использоваться в диагностике ТБ, является неоптерин (НПТ) [8, 14].

НПТ [2-амино-4-гидрокси-6-(D-эритро-1',2',3'-тригидроксипропил)-птеридин] является промежуточным продуктом в синтезе биоптерина, участвующего в активации лимфоцитов [5]. Согласно данным большинства исследователей, НПТ продуцируется моноцитами и макрофагами при воздействии на них IFNγ. Также индуцируют синтез НПТ IFNα и IFNβ, но их действие значительно меньше выражено. Концентрация НПТ в норме не превышает 10 нмоль/л [22]. При различных патологических состояниях человека, связанных с активацией клеточного иммунитета, концентрация НПТ в крови может увеличиваться на 2 – 3 порядка [5]. НПТ является интегральным маркером активации клеточного иммунитета, поэтому его значение особенно важно при инфекционных заболеваниях, опухолях, хронических воспалительных и системных ревматических заболеваниях, сопровождающихся активацией клеточного иммунитета. С момента его открытия в 1967 году [21] НПТ широко используется как биомаркер активации клеточного иммунного ответа, в частности при диагностике различных аутоиммунных и инфекционных заболеваний. При туберкулезе показано, что НПТ может использоваться в качестве маркера активности туберкулезного процесса [12, 14, 20].

В отличие от клеточного иммунного ответа, роль которого в диагностике ТБ подтверждена многочисленными исследованиями, имеющиеся в литературе данные о диагностической значимости определения специфических противотуберкулезных антител (ПТА) в биологических жидкостях организма противоречивы.

В связи с этим целью нашего исследования явилось изучение сравнительной ценности квантиферонового теста, определение концентрации НПТ и ПТА для решения задач лабораторной диагностики туберкулеза.

Выбрать другой раздел данной публикации
Все публикации

ФБУН НИИ эпидемиологии
и микробиологии имени Пастера
Отдел новых технологий